" /> " />
Балетная революция профессора Сяо
Flower

В его квартире в пекинской высотке западная мебель соседствует с китайской, на стенах картины - сирень и ромашки, в шкафу - китайская утварь и книги. Как в квартире балетмейстера нашлось место русскому и китайскому, так и в его судьбе Россия и Китай неотделимы друг от друга, а в имени зашифрован жизненный путь: Су - Советский Cоюз и Хуа - Китай. Первые 13 лет своей жизни он провел в первом интернациональном детском доме имени Е.Д. Стасовой в городе Иваново, куда вместе с детьми Мао Цзэдуна и ближайших его соратников попал во время гражданской войны в Китае. Вместе они пережили Великую Отечественную войну.

Путь Сяо Сухуа в балет начался с ритмического кружка в интернате. Однажды во время коллективного похода в ивановский ТЮЗ он смотрел, как малыши танцевали русскую тройку: "Три девочки и один мальчик - тройка коней и ямщик. И вот это меня так затронуло, поэтому я записался в ритмический кружок".

А вот учеба Сяо Сухуа в Московском хореографическом училище не состоялась. По решению правительства Китайской Народной Республики в 1950 году всем китайским детям предстояло вернуться на Родину. В Китае, не говорившего на родном языке Сяо Сухуа, направили продолжать обучение в г. Харбин, где действовала советская школа. Только через год после возвращения Сяо Сухуа разыскал отец, начальник штаба авиации в Шанхае, с которым он говорил через переводчика. Отец настаивал - сын должен поступать в авиационный институт. Однако Сяо Сухуа отправился на просмотр в только что открывшееся в Пекине первое хореографическое училище. Провалившись на вступительных экзаменах, не растерялся: "Я не стал сдаваться и написал на русском языке письмо. Тогда в училище работала педагог из московского хореографического училища Ольга Александровна Ильина. Знаете, что я ей написал? Есть такая книга Бориса Полевого "Повесть о настоящем человеке". Я написал, раз Маресьев имеет протезы и он может подняться в небо и воевать, то почему я, имея две ноги, не могу танцевать на земле? Это ее очень задело, и она сказала принять меня в училище".

В 1957 году в Пекин приехали советские деятели балета. "Петр Андреевич Гусев - он был художественным руководителем Кировского театра, педагог по дуэтному танцу Николай Николаевич Серебренников, педагог по классическому танцу Валентина Васильевна Румянцева, по народно-характерному танцу Тамара Клементьевна Лешевич. Я все имена и фамилии еще помню. Они заложили основу русской классической школы в Китае. До сих пор наша Пекинская академия славится тем, что у нас осталась именно русская школа танца. Поэтому я очень благодарен Гусеву и всем. И не один я благодарен, весь китайский балет им благодарен. Я получил хореографическое образование именно русской школы. Это сыграло огромное значение в моей карьере".

В 1959-м выпускник Сяо Сухуа остался преподавать в родном хореографическом училище. В этом же году в честь десятилетия Китайской Народной Республики впервые на гастроли в Китай приехала труппа Большого театра. Полтора месяца Сяо Сухуа в составе рабочей группы сопровождал труппу по всему Китаю. Тогда и познакомился с Галиной Сергеевной Улановой. "Я смотрел Жизель Улановой. Ей тогда было 49 лет, и она еще танцевала на сцене. В 49 лет выходит в первом акте крестьянская девушка, как будто ей 15-16 лет. Невозможно представить, как можно так преобразиться. Я сидел в зрительном зале и у меня слезы текли, когда она сходила с ума после измены Альберта в первом акте и во втором акте, когда танцевала уже как дух Жизели. Для нас Большой театр - это было каким-то открытием, чудом. Уланова очень редко подпускала к себе кого-либо, но почему-то я ей понравился. Может, потому, что какой-то китайский мальчишка и говорит по-русски. Когда я с ней познакомился, она стала называть меня Витя".

2018-06-03 10:35:34